Вы скажете, так не бывает, но парень, который пришел ко мне, умея талантливо играть на гитаре, стеснялся клубной публики, а теперь выходит на авансцену и поднимает стадион.

Вы скажете, так не бывает, но моя подруга, до чертиков близкий мне человек, родила второго сына в тот же день, что я родила своих двойняшек.

Вы скажете, так не бывает, но все, что происходит в нашей жизни, уже написано, и важно только уметь ждать.

Вы скажете, так не бывает, но я напишу песню по следам этого прозаического отрывка, и, услышав ее, вы скажете, что так не бывает.

Вы скажете, так не бывает, но, прочитав Бродского, я поняла, что так или иначе встречусь с ним, и, когда мне позвонила Мария Соццани, предложив сыграть концерт в его музее в Нью Йорке, я возликовала, но не удивилась.

Вы скажете, так не бывает, но реинкарнация души происходит в нашей земной жизни, и не обязательно ждать смерти, чтобы стать муравьем или гигантом, свиньей или святым. Все здесь. Все буквально в наших руках, на наших ладонях.

Не надо искать чуда. Оно постоянно подает знаки.

Откройте свое сердце. Будьте восприимчивы, и жизнь станет прекрасной сегодня. Не стоит ждать завтра. И это не зависит от нового друга, нового секса, новой работы и отпуска в Таиланде.

Все здесь. Вы храните счастье в своей груди, и за ним не надо обращаться к Всевышнему. Его нужно только поблагодарить. Когда я увижу Своего, я скажу Ему: «Спасибо». Впрочем, это будет не в первый раз.

Вы скажете, так не бывает. Серьезно? И в этот момент я, сидя на траве в огромном парке, начинаю улыбаться. Я улыбаюсь, улыбаюсь, улыбаюсь, а мимо меня бегают дети и дуют на одуванчики. И ночь все ближе, а тайна по-прежнему прекрасна.

Загадать желание?

июнь 2020

Горький

<…> Новый день. Начинаем сначала. Надеюсь, она это не прочитает.

Я поломала ей жизнь. Причем трижды. Первый удар я нанесла в 19 лет, сбежав из родительского дома в пустоту. Теперь, спустя тридцать, понятно, что не зря и все было решено не нами, а судьбой. Но для мамы мой побег в Питер был и остается предательством. И это при откровенной демократии, царившей в семье, и либеральном отношении к детям.

Почему вдруг такое жесткое и категоричное неприятие попытки дочери найти свою дорогу в жизни? Материнский страх? Безусловно.

Но только ли он? Думаю, проблема глубже. Я пошла против ее воли. И согнуть меня в бараний рог в какой-то момент было делом принципа. Я не имела права. В этот переломный момент мне четко дали понять, кто главный и кто решает за меня, что мне лучше.