Колин Ферт и его супруга Ливия приняли решение развестись. Просуществовавший 22 года брак считался в киномире одним из самых крепких, но и эта семейная лодка разбилась об адюльтер. В роли коварного предателя, как ни странно, не муж-суперзвезда.

«Вы знаете, моя жена всегда на шаг впереди меня. Она опытнее и бесстрашнее меня. Да что там — она в разы отчаяннее меня. И знает все мои слабости. Она просто неподражаема. Иногда я даже ее боюсь. Мне кажется, поэтому и влюбился», — так говорил Колин Ферт в интервью журналу Playboy почти десять лет назад. Пытался шутить, соответствуя игривому тону издания. Но выходило как-то не смешно.

Прежде чем начать этот непростой рассказ, сделаем еще одно лирическое отступление и вспомним фильм «Реальная любовь», в котором снялся Колин Ферт. В этом калейдоскопе человеческих историй, фантастических, смешных, нелепых и трагичных, сюжет его героя Джейми затеряться не мог по определению.

Кадр из фильма «Реальная любовь»

Кадр из фильма «Реальная любовь»

Узнав, что его девушка изменяет, молодой писатель срывается из Лондона в португальскую глушь и влюбляется там в скромно-неприметную помощницу по хозяйству Аурелию. Он не говорит по-португальски, она — по-английски, но все уже понятно без слов: это любовь. Преодолев все трудности, влюбленные соединяются навеки. Как им, по крайней мере, кажется. Хэппи-энд.

Из жизни на экран

Есть мнение, что любовные перипетии Джейми в фильме были навеяны историей самого Колина. Его искрометный роман с никому не известной итальянкой наделал столько шума, что к началу нулевых (а «Реальная любовь» вышла в 2003 году) страсти после его свадьбы в 1997-м еще не улеглись.

Жители страны слишком близко приняли к сердцу, что их национальное достояние и гордость, неотразимый «мистер Дарси», возлюбленный еще одной национальной героини Бриджит Джонс, взял и женился на иностранке, презрев всех «английских роз», которые для него изо всех сил цвели.

Ливию Джуджолли в стране сразу невзлюбили. Как чувствовали.

«Мы встретились в Картахене. Это безумно красивый город, полный безумно красивых людей. Но она была такая одна… — рассказывал Колин Ферт на шоу Элен ДеДженерес. — Вы знаете, это было моментальное озарение. Удар в самое сердце. Увидел — и пропал». Слышишь такое, и хочется плакать. Тогда Колин опустил несколько важных деталей — в своей истинно джентельменской манере, присущей ему не только в кадре, но и в жизни, что всегда отличало актера от большинства коллег.

Дело было действительно в Картахене, старейшем городе Колумбии, где для канала BBC снимался мини-фильм «Ностромо». Это был конец 1995-го, и Колин Ферт уже год как был в свободном полете после окончания 6-летних отношений с актрисой Мег Тилли. Официально женаты они не были, но растили сына Уильяма, появившегося на свет в 1990 году.

На момент встречи с 35-летним холостяком Фертом Ливии шел 25 год. Она только начинала свою карьеру в кино и работала ассистентом продюсера. Как бы это ни звучало, работа была больше «подай — принеси». Что, однако, ни на секунду не смутило широко известного в актерских кругах Ферта. Стоя на ступенях старинной католической церкви, он увидел в толпе бойкую загорелую итальянку, которая очень громко кому-то что-то объясняла, и… тот самый удар в сердце и моментальное озарение.

Невеста двух женихов

Сама Ливия утверждала потом, что ни разу в жизни до этих съемок не слышала имени Колина Ферта и в лицо его не знала. Но признавалась, что, когда этот высокий, застенчивый мужчина подошел к ней знакомиться, тоже сразу что-то почувствовала и не стала этим ощущениям сопротивляться.

Не остановил даже тот факт, что Ливия Джуджолли на тот момент была помолвлена со своим итальянским возлюбленным.

Тот ждал ее со съемок дома в Риме, чтобы продолжить подготовку к свадьбе. Которая, сами понимаете, не состоялась.

Но состоялась другая — летом 1997 года. Торжество прошло в маленьком городке Читта-делла-Пьеве в итальянской Умбрии. Кстати, весь период романа Ливия принципиально не переезжала в Лондон к своему избраннику. Тот мотался к ней чуть ли не каждую неделю и вспоминал потом, что приложил титанические усилия, чтобы очаровать или хотя бы расположить к себе ее многочисленную итальянскую родню. Те якобы в упор отказывались признавать в Ферте звезду и восторгов по поводу предстоящей свадьбы своей «беллы Ливии» с «этим унылым англичанином» не выражали.

«Представляете, как-то за ужином пришлось сказать ее родным: »Между прочим, в Англии я считаюсь завидным женихом». А они дружно захохотали: »Да иди ты!»»

Ливии очень хотелось сыграть большую итальянскую свадьбу непременно у себя в городе. Чтобы все знали, как она счастлива. Торжество прошло на живописном холме рядом с церковью 13 века, в окружении вековых пиний и виноградников. Опьяняющая атмосфера, в которой соединились два любящих сердца — 36-летнего на тот момент известного британского актера и 27-летней итальянской работницы кино, которая уже подумывала, как бы перейти из ассистенток на позицию повыше. И желательно в моде.

На одном языке

Как только они познакомились, Ферт сразу начал учить итальянский. Прямо как Джейми в фильме «Реальная любовь». Во всех интервью, в которых актер рассказывал о жене, он непременно говорил, как ему повезло, а еще — как важно уважать культуру своей второй половины, знать ее язык, чтобы она ни в коем случае не испытывала дискомфорта и трудностей от общения.

Неизвестно, насколько в ответ погрузилась в английский язык Джуджолли, но даже если бы, наняв лучших преподавателей Кембриджа, она избавилась от итальянского акцента и стала цитировать Байрона, Чосера и Шекспира, ее бы вряд ли стали больше любить. Или меньше не любить, что ближе к истине.

Ферт активно вводил свою очаровательную супругу в актерскую тусовку, знакомил с Мерил Стрип, Аль Пачино и Джуди Денч, и те, как люди мира, выражали ей симпатию. Однако простые люди, те, кто, как и вымышленный персонаж Бриджит Джонс, оценили Ферта после выхода телефильма «Гордость и предубеждение» по роману Джейн Остин, этот выбор не одобряли. Мягко говоря.

Ливию Джуджолли едкие статьи в газетах вообще не волновали. Она не думала теряться даже в компаниях суперзвезд — несмотря на поначалу неидеальный английский. Новоявленная миссис Ферт осваивалась в Лондоне, продолжая то и дело летать в Рим, где жила до замужества. Параллельно она размышляла, чем заняться, потому что отчаянной домохозяйкой при известном муже быть не хотела.

Активная гражданка

В 2002 году у пары родился первый совместный сын — Лука, которому сейчас уже 17 лет. Потом, тремя годами позже, в 2005 на свет появился Маттео, ему 14 лет. А уже потом идеи, которые роились в голове у беспокойной Ливии, оформились в конкретный бизнес, который, между прочим, стал со временем вполне успешным. Потому что во многом опередил время.

Ливия организовала консультационное маркетинг-агентство Eco Age, которое помогало брендам, преимущественно из сферы моды, организовывать по всему миру небольшие производства, которые отвечали бы всем актуальным эко-стандартам и при этом обеспечивали бы работой нуждающиеся слои населения.

Вслед за этим бизнесом появилась и благотворительная организация — в духе времени. Ливия основала фонд The Circle с целью «вдохновлять и объединять женщин». Называя себя «профессиональным агитатором», Джуджолли задалась целью защищать женщин по всему миру, особенно слабых, нуждающихся в поддержке, от неравенства и несправедливости.

Могла ли она подумать, что через несколько лет сама будет нуждаться в защите и поддержке? Еще страннее, что на помощь в этой старой как мир ситуации придут не другие женщины, а муж.

Неразлучные

Эта пара была действительно необычной по киностандартам. Признанный во всем мире британский актер и его итальянская много работающая жена. На красные дорожки он выходил с ней и буквально светился от гордости и счастья. А она не тихо млела рядом, а уверенно сияла, как не каждая обладательница «Оскара».

За это ее начинали уважать даже те, кто еще несколькими годами раньше сильно не любил.

Тем временем Колин Ферт в своей любви к Ливии Джуджолли заходил все дальше. Он собрался и получил двойное британско-итальянское гражданство. «Оба моих сына рождены в Риме. Я летаю на родину жены постоянно, эта страна уже стала для меня родной. Ведь, когда женишься на итальянке, ты связываешь себя узами не только со всей ее семьей, но и со страной», — снова с застенчивой улыбкой размышлял в интервью актер.

Многие соотечественники были уязвлены, хоть виду и не показали. Ливия в ответном порыве получала британское гражданство, о котором, по ее словам, особо не мечтала. Но надо так надо.

Вот так за постоянными перелетами по миру — и вдвоем на церемонии и великосветские приемы, и по одиночке — по работе каждого — они провели почти два десятка лет. Кстати, мужа на съемки Ливия практически никогда не сопровождала, в отличие от многих киножен, боящихся, что благоверный встретит на площадке какую-нибудь «Анджелину» и пиши пропало. О нет, она такой никогда не была! Возможно, поэтому и могла услышать о себе с телеэкрана следующее признание мужа:

«Какой бы ослепительно красивой ни была моя партнерша по съемкам и какими бы влюбленными глазами на меня ни смотрела, она не сравнится с моей женой. Ливия для меня самая прекрасная женщина на всем белом свете».

Так говорил Колин Ферт в телеинтервью Пирсу Моргану в 2011 году. Он вряд ли подозревал, что, пока он даже в мыслях не держал возможность измены, его жену отделяли от нее всего четыре года.

Колин Ферт с напарницей по фильму «Одинокий мужчина» Джулианной Мур и супермоделью Хеленой Кристенсен

Колин Ферт с напарницей по фильму «Одинокий мужчина» Джулианной Мур и супермоделью Хеленой Кристенсен

Плохо скрытая угроза

Мир в семье еще царил, и в каждом интервью Ферт непременно признавался Ливии в любви — или неуклюже шутил о том, как побаивается ее напора. Их считали идеальной семьей, союзом двух думающих и активно работающих людей, им завидовали, ими восхищались, то и дело включая в рейтинги самых крепких голливудских браков.

А потом взорвалась эта бомба.

Первой о непростых временах в семье Фертов написала итальянская газета La Repubblica. В распоряжении редакции оказалось подписанное обоими супругами заявление в полицию, требующее уберечь семью от преследований некоего Марко Бранкаччиа, гражданина Италии. В документе указывалось, что на протяжении года Бранкаччиа терроризировал Ферта и Джуджолли звонками, сообщениями и письмами, угрожая выдать прессе некую информацию, которая могла оказаться для семьи губительной.

Горячую новость итальянских газетчиков тут же подхватили в Британии. Сначала мало кто поверил, решив, что это очередные поиски хайпа желтой прессы. Обладатель «Оскара» Ферт, всю жизнь игравший джентльменов и королей, никак не вписывался в сюжет о семейн