Женщины, как правило, думают о соперницах даже слишком много. Замечают малейшие детали поведения, стараются проникнуть в душу, выстраивают целые теории. Некоторым без соперницы попросту несподручно жить. Иногда это следствие неуверенности в себе. Помню, я испытывала нечто подобное лет в четырнадцать, когда влюбилась в одноклассника по музыкальной школе. Моему избраннику, в свою очередь, нравилась девочка Соня. Отчего-то я совсем не ревновала одноклассника к Соне. Полностью сжившись с образом гадкого утенка, я не считала себя достойной внимания. Мне было легче безоговорочно признать ее превосходство, чем вступать в конкурентную борьбу.

А вот моя подруга Женя вышла из подросткового возраста, но от запрограммированности на неудачу не излечилась. Несколько лет назад Женя переживала роман с неким телеведущим, необычайно эффектным молодым человеком. Одновременно с Женей телеведущий встречался с Таней, о чем моя подруга прекрасно знала. Она легко мирилась с существованием Тани: милая и, главное, скромная соперница ей нравилась. Женя была страстно увлечена телеведущим, но при этом считала, что ни она, ни Таня не могут претендовать на главное место в его сердце. По ее расчету, роман с телеведущим должен был продолжаться до тех пор, пока существует этот странный тройственный союз, пока не появится яркая личность, которая вытеснит из жизни телеведущего и ее, и Таню. Так в результате и получилось.

Кстати, романы с женатым мужчиной иногда возникают по причине той же пониженной самооценки. Ох уж эти мучительные, многолетние любовные треугольники, где обе участницы — подруга и жена — вызывают горячее сочувствие окружающих: бедняжки, они ведь так страдают! Однако в основе чувства, которое питает женщина к несвободному мужчине, часто прячется та же неуверенность в собственных силах, душевная незрелость или недостаток любви.

Например, когда женщина не готова взять на себя ответственность, которая неразрывно связана со статусом жены. Люба, года три встречающаяся с женатым Вадимом, любит рассказывать мне о том, как несчастливо сложилась ее судьба. Действительно, ей не позавидуешь: ее возлюбленный никак не может выбрать между любовницей и женой. Однако есть одна закономерность. Едва весы склоняются в ее сторону и возникает ощущение, что совместная жизнь с Вадимом вполне реальна, на Любу тут же обрушиваются сомнения: а нужно ли ей это? Забавно, что в этот момент самым весомым аргументом становится именно жена Вадима: Любу осеняет, что несчастная не переживет развода. «Могу ли я, — восклицает Люба, которую в обычное время не слишком донимают муки совести, — совершить такое зло по отношению к этой замечательной женщине?!»

Вообще, роман с женатым, эта двусмысленная и такая распространенная житейская ситуация, вносит колоссальную сумятицу во влюбленную женскую душу. Вот уж когда не бывает недостатка в сильных эмоциях! Неприязнь к законной супруге борется с состраданием, а чувство вины накладывается на стремление во что бы то ни стало добиться своего. Иногда перестаешь понимать, кто больше занимает мысли любовницы: ее мужчина или его жена?

«Сначала я думала, что не помешаю ей, — рассказывает Вера. — Ну, может, совсем чуть-чуть. Что не случится ничего катастрофического, если я ненадолго присвою себе ее мужа. Я думала: моя совесть чиста, ведь когда он звал меня работать под его началом, я честно отказывалась, понимая, чем это может обернуться. И разве я виновата, что он в результате предложил мне царские условия? И что я могла поделать, если при виде его у меня подгибались ноги? Поначалу я боролась с собой. Но потом вспомнила афоризм Оскара Уайльда: «Лучший способ избежать соблазна — поддаться ему».

Мы начали встречаться, я была совершенно счастлива. В спортивном клубе, который я посещала, я часто видела его жену. Странно в этом признаваться, но поначалу я была влюблена в них обоих.

Даже не знаю, в кого больше. Может, это ненормально, но их отношения существовали для меня будто в иной плоскости. Они оба были старше меня и представляли модель семьи, которая, в принципе, мне нравилась. И эту семью я одновременно стремилась разрушить! Позже, когда в результате всей этой истории, в которую я так легкомысленно ввязалась, мне пришлось обратиться за помощью к психотерапевту, он разъяснил мне подоплеку этого треугольника. «Они для тебя как твои собственные отец и мать, — сказал он. — А потому чувства ребенка, которому хочется попасть в теплую атмосферу опеки, воюют в тебе с нормальной стервозностью влюбленной женщины». И хотя мне не нравится, когда под любую историю подводят теорию Фрейда, но думаю, что здесь он оказался прав.

Пикантность ситуации заключалась и в том, что мы с его женой были похожи. Я поняла это давно, еще когда впервые увидела их обоих. Очевидно, что мой возлюбленный относился к тем мужчинам, у которых существует четкое представление о своей женщине. Я подходила под это представление. У нас с его женой совпадал не только тип внешности, но и литературные пристрастия, черты характера и недостатки. Однажды я в очередной раз столкнулась с ней в спортивном клубе. Она сделала новую прическу и спрашивала у подруги, идет ей или нет. Прическа оказалась в точности такой, которую я носила пару лет назад. И на какую-то до галлюцинации отчетливую минуту мне показалось, что я вижу перед собой своего двойника. Я ее так понимала! Разве я могла ее ненавидеть?

Кстати, тот же самый врач объяснил мне, что мое восприятие жены любимого вредно. Он сказал: ты подавляешь негативные эмоции, хочешь выглядеть белой и пушистой, а ведь на самом-то деле ты ее ненавидишь. Признайся себе в этом! Я задумалась… и незаметно перестала ощущать, что мы похожи. Мое отношение к жене любовника перешло в другую фазу — наверное, менее инфантильную. А потом и сам роман остался позади. Но и сегодня, когда я ее вижу, меня, случается, охватывает теплое чувство».