Лугова рассказала, что сын крайне тяжело переживает случившееся. Мальчик стал более эмоциональным, нередко плачет. «Почти сразу, как я приехала домой, Захар отвел меня к себе в комнату на разговор. И сегодня мы несколько раз к этому разговору возвращались. Вот о чем: почему скотина (так Захар идентифицировал род сущности, потому что, по его логике, ни мужчина, ни женщина не могли так поступить) начал бить меня? Зачем ему это было нужно? Что дальше он хотел сделать? Потом ненависть, агрессия на ситуацию, слезы…

Опять просил прощения, что не защитил меня! Сказал, что хотел ударить, но испугался, потому что скотина был слишком большой…

Я пишу и не могу сдержать слезы… Мы поговорили, поплакали, пообнимались… Мне так больно за сына! Я не знаю, что сейчас в голове у Захара, но он стал еще более эмоциональным, плачет часто, даже без повода, винит себя во всем… Думаю, специалисты помогут, и посещения психолога должны быть регулярны», — признавалась девушка.

Анастасия добавила, что старается быть откровенной с сыном: она не строит розовых замков, а честно объясняет мальчику, что в мире есть не только добрые, но и злые, агрессивные люди. Этим она хочет подготовить его к реальности.

Еще одной душевной раной для Луговой стали переживания ее родителей. «Я даже не представляю и, если честно, не хочу представлять, что они чувствуют, что они пережили. Я понимаю, что не виновата, но вот это чувство вины.

Видела как плачет папа…

Когда приехал, зашел в палату, голос дребезжал, но держался. На следующий день ему позвонили родственники, он все рассказывал и тут, видимо, вопросы попали в сердце, попали в »больное». Папа договорил, положил трубку и начал быстро выходить из палаты. Моя сестра выбежала за ним, она тоже впервые видела, как плачет папа», — поделилась журналистка.