29 июня состоялось очередное заседание по делу об убийстве Анастасии Ещенко Олегом Соколовым. Гособвинитель предложил зачитать протокол личной переписки обвиняемого с убитой в закрытом режиме, уточнив, что в ней содержатся сведения об интимных сторонах жизни. Защитник Соколова был против, затем и сам историк буквально впал в истерику: мужчина перешел на повышенный тон, заявляя, что хочет показать людям, «какие страшные вещи» говорила Ещенко.

«Это значит, суд полностью становится на сторону обвинения и отказывается от того, чтобы выслушать нашу сторону. Чудовищные оскорбления, оскорбления в адрес моих детей, в мой адрес, и это все есть, тщательно зафиксировано. Это должны увидеть люди, обязательно.

То, что она там говорит, это омерзительно, это гнусно. И только увидев эти вещи, люди могут понять, что произошло.

Вы скрываете от людей… А сейчас за счет прессы создалось чудовищное отношение ко мне, потому что люди этого не знают, люди думают, что это была чистая, невинная девочка. То, что она творила, там это есть, и это маленькая, ничтожная часть. Люди должны увидеть», — кричал Соколов, но резко прервался, после чего, как сообщают участники заседания, получил замечание от судьи.