Современное общество бы распяло знаменитость за такое отношение. Это мы еще не рассказали, как она привязывала младшую Ирину к ножке кровати в темной комнате. «Стала делать это с тех пор, как она, однажды, в наше с Алей отсутствие съела из шкафа полкочна сырой капусты», — делилась в своем дневнике Цветаева.

Многие пишут, что подобная нелюбовь к младшей дочери (совсем крохе!) была связана с ее слабым здоровьем — поэтесса не хотела прикладывать лишние усилия и ухаживать за больным ребенком. А еще она была ленивой неряхой. Об этом можно узнать из книги Виктории Швейцер, которая беседовала с сестрой Марины: «Анастасия Цветаева вспоминала, как, вернувшись весной 1921 года в Москву после четырехлетнего отсутствия, она ужаснулась тому запустению, беспорядку и грязи, которыми зарос дом сестры. Воспользовавшись ее отсутствием, она начала приводить все в порядок; мыть, чистить, гладить… И вместо благодарности услышала от вернувшейся домой Марины: »Мне это совершенно не нужно!.. Не трать своих сил!»»

Единственным, кому досталась материнская любовь Цветаевой, оказался ее сын Георгий. Биографы до сих пор спорят, кто был отцом мальчика.