«После двух недель лечения ее выписали домой в более тяжелом состоянии, чем забирали. Она уже почти не могла ходить, отказывалась от еды, но не признавалась, что 4-я стадия не лечится. Я сама узнала, почитав об этом в интернете, сопоставив факты», — написала Леонова.

«Она родилась в тот самый год Победы и прожила эти символические и эпохальные 75 лет, как сказали бы ее ровесники, образцово-показательно. Золотая медаль, красный диплом инженера связи, авторитетный специалист на работе, удивительная эрудиция в любых областях. На вопросы всех телевизионных викторин она отвечала слету. Мы гордились ею и смеялись, что отправим в Москву за призами.

Мама была советским человеком, прямым, честным, правильным, идейным.

Она мечтала дожить до 100-летия Октябрьской революции и поехать в Питер смотреть праздничный салют. И сделала это три года назад! При этом, как это свойственно русской женщине, она была жертвенна и отдавала нам себя всю», — описывала покойную маму Ирина.

«Последние годы она тихонько говорила мне: »Ты уж не шуми на детей сильно. Знаешь, как я жалею, что мало вас баловала. Надо меньше ругать, а больше обнимать». И она стала добрейшей бабулей, которая пекла бесконечные пироги и любимые сладкоежками торты, готова была читать вслух до потери голоса, шить внукам сказочные игрушки, еще прошлой зимой кататься на коньках »за компанию», а летом на велосипеде… Она сама стала для меня неожиданно маленькой и беззащитной — только обнимать и жалеть», — делилась Леонова.