24.10.2018
Рэпер Леван Горозия, известный как LʼOne, после ухода из лейбла Black Star может заняться продюсированием молодых артистов. Об этом и многом другом артист рассказал в прямом эфире вечернего развлекательного шоу социальной сети Одноклассники «ОК на связи!»

О планах стать продюсером

Мне кажется, я мог бы продюсировать не только в сфере рэпа, а в принципе… Я еще не сталкивался с этим по-настоящему и в долгой перспективе, но накопленный мною опыт может быть передан кому-то.

О финальном концерте в «Олимпийском» 8 ноября

Будет не одна сцена, их будет несколько. Мои фанаты, которые были не на одном концерте, знают, что я люблю быть в контакте со зрителем – чувствовать, трогать. Одним из вариантов было петь прямо среди зрителей, но нам запретили это делать. В общем, много рассказывать не буду, но сцен будет несколько.

Этот концерт – апогей всего, что произошло со мной за последние семь лет, и я хочу показать людям, чему я научился, и получить ту энергию, которую дарят мне люди, приходя на мои концерты. Я неоднократно говорил, все мои концерты – ничто, если бы ни люди в зале. У меня определенная химия всегда происходит. Надеюсь, и в этот раз она произойдет.

Рэпер L’One

О завершении проекта L’One

Мне кажется, я все сказал этим проектом (L’One – ред.). Я постарался вдохновить людей. Этот проект как некая история с большим количеством пасхальных яиц внутри всех альбомов. С большим количеством параллельных историй помимо того, что однажды молодой человек решил покорить космос. Под «покорением космоса» мы понимаем, конечно же, нашу страну. У него это получилось, и на альбоме «Одинокая вселенная» он ощутил на себе, каково это – остаться одному, несмотря на то, что тебя знает большое количество людей. А на альбоме «Гравитация» он хотел вернуться в то самое состояние, которое было на первом альбоме «Спутник», которое его мотивировало и заставляло двигаться дальше и вернуться к своей семье, чаще проводить с ними время, и, как показала история, не очень хорошо ему это удалось. Поэтому и получился четвертый альбом, он выйдет в следующем году, и будет называться «Пангея». И это, наверное, мое письмо всему миру, назовем это так.

О записи нового альбома на семи континентах

Я предполагаю, что он выйдет в период февраль-март 2019 года. Он бы вышел и раньше, но в Антарктиду можно попасть только в определенное время. То есть задержка выхода альбома напрямую связана с возможностью попадания в Антарктиду. Для меня это было открытием.Я думал, что до Мурманска доеду, отсниму и готово, а оказалось, что надо ехать в другую сторону и подольше.

Записываться я буду либо в палатке, либо прямо в Антарктиде. Никто это не делал ни разу в мире, ни один артист.

В «Рекорд Гиннесса» мы звонили, это интересная история, но для них это немного сложно, потому что для рекордов нужны какие-то определенные рамки. Типа альбом записать на семи континентах, но за 77 дней. А так как у меня это распределено по целому году, то о рекорде Гиннеса в прямом понимании нельзя сказать. Хотя альбома такого больше фактически не существует во всем мире.

У этого всего есть большая философия. Я придерживаюсь мнения, что у музыки нет границ. И для того, чтобы танцевать или понимать музыку, не нужно знать конкретного языка. Музыка тебя либо качает, либо не качает. Ты под нее либо танцуешь, грустишь, улыбаешься, либо нет, либо она нейтральна.

L’One на онлайн-шоу «ОК на связи!»

О том, зачем ездить по всему миру ради записи альбома

Это другое вдохновение. Приезжаешь в Японию и оказываешься марсианином. В этой поездке на каждый континент у меня было по два с половиной дня. Это маловато, но за это время ты хотя бы успеваешь что-то пощупать. Не культуру, а как минимум быт.

В Японии в метро я был единственным неяпонцем. Почувствовать, как это происходит с другими национальностями у нас здесь, – очень интересная штука. В ЮАР, Кейптауне, когда ты сидишь на Мысе Доброй Надежды, и два океана сталкиваются перед тобой – это невероятно.

Я старался писать песни непосредственно в тех городах, где я находился. Музыкантов я тоже стараюсь находить на месте. В Кейптауне получилось чудесно: в соседней студии записывались джазисты какие-то, и я услышал трубу, которая идеально подошла бы в мою песню. И я его позвал.