Одной в лесу опасно. Как-то сидели так же, на вышке, ждали кабана. И пришла медведица с медвежатами кормиться, а за ними — большой медведь. Они поели, скрылись. Мы дождались кабана, я выстрелила. Забрали тушку и решили ее разделать в лесу. По правилам оставили ружья в машине.

И тут на запах опять пришел медведь, а у нас — один топор и два ножа. Было очень страшно.

Но егерь правильно сориентировался, надломил ветку березы, пошатал дерево, и медведь, насторожившись, сам решил уйти.

– Но разве вам не жалко животное?

– Всегда жалко. Никогда ты не радуешься этому. То, что охотники улыбаются на фото, не из-за того, что они рады смерти, а из-за того, что колоссальные усилия были потрачены не зря. Когда животное погибает, мы извиняемся и благодарим его за то, что нашу семью прокормит (в Европе даже целые церемонии проводят). Это естественный процесс. Вообще все охотники с огромной любовью рассказывают о зверях: «Я видел такого красивого оленя! Такой богатырь, такие рога!» Либо просто любуются ими. Человек-охотник не будет добывать любого, а только того, кто нужен. Он приходит за мясом, а не просто пострелять, развлечься. Бывает даже так, что люди с возрастом перестают охотиться.

Чем старше ты становишься, тем больше стараешься минимизировать все это. Потому что начинаешь лучше понимать, что такое смерть.

Охотники занимаются биотехнией (мероприятия по охране и увеличению численности животных в природных условиях, улучшение их продуктивных качеств, улучшение кормовой базы угодий, — прим. Woman.ru). Когда начинается бешенство, егеря раскидывают по лесу таблетки, тушат пожары, ловят браконьеров, строят солонцы (специальное сооружение в виде кормушки для подкормки животных солью. Елена говорит, что она и ее друзья-охотники не использует их как приманки, —прим. Woman.ru.), чтобы у зверей была соль.