Очередной героиней рубрики «Реальная история» стала популярный блогер и мама двоих сыновей Ирина Акопян. На ее страницу в Инстаграме (@irina_mamaclub) подписаны 1,3 миллиона человек, которые изо дня в день узнают полезные лайфхаки, обсуждают актуальные темы. Однако лишь малая часть фолловеров Ирины знает, что ей пришлось пережить три года назад.
Ирина Акопян

Меня зовут Ирина Акопян. Я замужем, у меня подрастают двое сыновей — Ян и Арон. Я веду свой блог в Инстаграме, развиваю сообщество MamaClub. Три года назад мою жизнь перевернул несчастный случай: спускаясь со сцены, я почувствовала резкую боль в спине. Вскоре выяснилось, что это перелом позвоночника…

Пожалуй, начну с самого начала. В 2014 году я была мамой в декрете, которая не знала, куда себя деть, чтобы победить этот день сурка и перестать выносить мозг супругу. Именно муж настоял на том, чтобы я пошла куда-нибудь учиться.

«В свое время я перепробовала разные направления, но не сложилось. На этот раз я решила попробовать найти себя в качестве фотографа и пошла на соответствующие курсы».

Учеба длилась два месяца — с января по февраль 2015-го, а в апреле я надумала испытать себя в деле и запланировала пасхальную фотосессию.

На тот момент в моем Инстаграме было немного подписчиков, поэтому я не набрала нужное количество людей на съемочный день, а так как аренда студии уже была оплачена, мне было просто необходимо найти клиентов. Тогда знакомые посоветовали мне дать рекламу в аккаунте клуба молодых мам MamaClub. Я так и сделала: общалась напрямую с создателем сообщества Романом. Фотодень прошел хорошо, вскоре после этого я выложила в свой аккаунт лучшую фотографию с той съемки. Сначала репост публикации сделал популярный европейский аккаунт, а потом и Роман разместил мой снимок в аккаунте MamaClub. Пост собрал самое большое количество лайков и около 400 комментариев, что было просто беспрецедентно. Мы начали общаться с Романом, я предложила ему несколько идей для паблика, а он пригласил меня в проект. Уже в конце апреля я получила пароль от аккаунта MamaClub и начала воплощать свои идеи в жизнь. А в июне решила встретиться с подписчицами вживую ипровела первую встречу для мам.

«У меня не было ни опыта, ни денег, зато была безбашенность, желание создавать и невероятный энтузиазм».

Вскоре я узнала, что беременна вторым ребенком. Однако работу над сообществом я не оставила, ведь на тот момент им занималась только я, никакой команды и в помине не было. Я поставила себе цель — получить премию как лучшее инстаграм-сообщество. Признаюсь, это было напряженное время, я много работала, генерировала идеи, агитировала голосовать за нас. И в мае 2016-го, когда моему младшему сыну было три месяца, состоялась церемония награждения, где MamaClub был признан лучшим сообществом.

К тому моменту я была буквально выжата, поэтому говорила себе: «Сейчас получу эту премию и поставлю точку». Уже сегодня понимаю, насколько неправильными были мои слова. Я верю в силу мысли, в позитивное мышление, поэтому сегодня сказала бы: «Сейчас получу премию, немного отдохну и пойду дальше». Но тогда мой посыл звучал иначе.

Наконец со сцены прозвучало мое имя, и я вышла за наградой. Эмоции переполняли. Я это сделала!

«Спускаясь со сцены, буквально ступив одной ногой (а там был совершенно небольшой подъем), я почувствовала, что в спине что-то произошло».

В зрительном зале находились две мои знакомые, обе — врачи. Обнимая их, я сказала, что с позвоночником что-то неладное, но уже через мгновение выкинула эту мысль из головы.

Мой младший сын был на грудном вскармливании. Я стала чувствовать боль в спине, но по-прежнему не придавала этому особого значения. Однако примерно через неделю после премии кормить ребенка я уже не могла: очень сильно болели позвоночник и весь грудной отдел, мне было тяжело даже держать малыша на руках.

Я боялась рассказывать обо всем супругу, потому что наши проекты внутри клуба MamaClub набирали обороты — актив мой личный блог в Инстаграм, параллельно стали приходить приглашения на съемки, мероприятия, эфиры, предложения рекламных проектов. Все это очень много для меня значило, и я понимала, если скажу супругу о болях, он точно запретит мне работать, обяжет обратиться к врачу, и я потеряю драгоценное время.

Я промолчала, но вскоре уже не могла сдерживать слезы. Я поделилась своими переживаниями с Романом, и он пригрозил поменять пароль от страницы MamaClub, если я не сделаю МРТ. Для меня это было хуже смерти, ведь в сообщество я вкладывала всю себя.

Диагноз как приговор

Я прошла необходимые обследования. Когда результаты были готовы, пришла к врачу, и мне сообщили, что у меня перелом грудного отдела позвоночника. Мой первый в жизни перелом и сразу такой серьезный! Я тут же рассказала обо всем маме, супругу. Стоит ли говорить, что все были в шоке. Никто не понимал, как такое могло произойти. Знакомые связали меня с лучшими специалистами, но даже они разводили руками, говорили: «Невозможно получить такую травму, спускаясь со сцены. Обычно столь сильное повреждение является следствием падения с высоты или автомобильной аварии».

Мы обследовались не в одной известнейшей клинике, и только в ЦИТО (Национальный медицинский исследовательский центр травматологии и ортопедии имени Н. Н. Приорова, — прим. Woman.ru) мне поставили диагноз. Там я узнала, что у меня остеопороз (заболевание скелета, характеризующееся снижением плотности костей и увеличением их хрупкости и риска перелома, — прим. Woman.ru).

Диагноз прозвучал для меня как приговор. Я разрыдалась прямо там, в кабинете. Прогнозы врачей были неутешительными. Лечения у моей болезни нет, можно только поддерживать стабильное состояние. Меня предупредили, что можно навсегда забыть об активном образе жизни (так как есть риск получить травму) и к 40 годам я сгорблюсь, сожмусь, потому что кости будут неизбежно высыхать. В общем, ужасов наговорили немало.

«Я впала в депрессию, складывалось впечатление, что жизнь кончилась».

Мама тоже места себе не находила, плакала втайне от меня, но я, конечно, все видела. Муж тоже старался бодриться, но я знала, как ему тяжело. К счастью, обошлось без операции. Мне прописали строгий постельный режим: первый месяц можно было только лежать и вставать лишь в туалет. Врачи также запретили мне кормить младшего сына грудью и вообще брать его на руки, поэтому все заботы о детях легли на плечи супруга и мамы.

Маме пришлось нелегко: Арон был очень крупным малышом. Он как будто чувствовал, что мне плохо, поэтому стал очень беспокойным. Но если раньше я могла просто приложить его к груди, то теперь успокаивать малыша приходилось маме. Все усложнилось в один миг: Арон отказывался от бутылочки и очень плохо спал. Мы нашли способ укачивать сына, укладывая его спать в коляске. Потом мы так и катали его по квартире до полутора-двух лет, потому что он так привык. Вскоре прибегли к помощи няни, потому что я была абсолютно обездвижена.

«Моя депрессия длилась около двух недель, но потом я решила, что такой жизни не хочу».

Страшнее всего для меня было осознавать, что дети видят меня в лежачем состоянии. Я же хотела жить и жить в радость, поэтому дала себе установку, что все изменится.

Через месяц мне разрешили вставать, и следующие три я носила корсет — чертовски неудобный, раздражающий. Однако это было лучше, чем лежать неподвижно. Наконец я могла хоть немного облегчить будни мамы: например, имея теперь возможность прилечь на бок, я брала Арона к себе, чтобы он поспал. И я стала чувствовать себя уверенней, даже решилась на фотосессию в корсете, потому что хотела доказать сама себе, что жизнь на этом не заканчивается.

«Примерно через год мы с мужем решили полететь в Германию, так как в верность диагноза до последнего не хотелось верить. Увы, там слова российских врачей подтвердились».

Тем не менее немецкие специалисты были настроены более позитивно: сказали, что я обязательно буду жить и радоваться этой жизни, просто нужно заниматься спортом для укрепления мышечного корсета, пить витамины и в целом следить за своим здоровьем.

С чистого листа

Нет волшебной пилюли или укола, которые могли бы меня излечить. Я это понимала. Тем не менее после Германии я всерьез настроилась на лучшее. Если сегодня мне не напоминать о моей проблеме, то я сама и не стану думать о ней, несмотря на то, что чувствую боль каждый день. Даже сейчас — сидя за столиком и непринужденно общаясь. За три года боль стала обыденной частью меня и моего состояния. Усталость, стресс — все это тут же отражается на мне сильными болями. Я научилась с этим жить и беречь себя.

«Именно поэтому у меня есть няня, помощники. Я этого не скрываю, но и не кичусь».

Это не проявление звездной болезни, как мне иногда пишут фолловеры, а необходимость. Я могу пройтись с пылесосом, помыть полы, но после даже малейших наклонов боли будут такими сильными! А я не хочу жить в боли.

К примеру, на днях мне нужно было найти документ, я принялась разбирать папки, файлы. И, видимо, из-за интенсивного движения рук к вечеру у меня болело все тело. Также я вот уже почти три года не мою голову сама, так как волосы густые, и мытье отзывается во мне болью. Поэтому я хожу в салон красоты в соседнем доме, где мастера избавляют меня от ненужных страданий.

«Мне по-прежнему нельзя поднимать тяжелое. Но, признаюсь, я все равно это делаю».

Мой младший сын сейчас весит 19 килограммов, и, конечно, в порыве любви и ласки я все равно его беру на руки. Проблема заключается и в том, что я не умею правильно распределять нагрузку. Не так давно я стала заниматься спортом, и тренер как раз учит меня этому. Но разве вы вспомните о распределении сил, когда вам навстречу бежит ваш малыш? Конечно, ты об этом не думаешь.

Недавно мы снимали видео для моего блога, мне нужно было поднять Арона и посадить на стол. Я сделала это крайне неудачно и не на шутку испугалась. К сожалению, я действительно пока не могу контролировать многие вещи, но учусь. Когда никого нет рядом, могу сама что-то поднять, передвинуть. Хотя мне грех жаловаться — дома семья ограждает меня от лишних забот, а на работе берегут коллеги.

«Столкнувшись с таким заболеванием, в прямом смысле понимаешь, насколько хрупка жизнь».

Я пересмотрела свои взгляды и сегодня ко многому отношусь с осторожностью: например, в зимний период времени стараюсь практически не ходить пешком, потому что есть большой риск упасть. Каким бы аккуратным ты ни был, никто не застрахован от случайностей — тут ударился, там оступился. Конечно, также я регулярно пью кальций и витамин D — тут ничего удивительного, просто в моем случае это увеличенные дозы.

Сегодня, опираясь на свой опыт, я стараюсь донести до своих подписчиков, как важно заботиться о себе, прислушиваться к организму, откликаться на какие-то его сигналы, боли. Не стесняйтесь и не ленитесь обратиться к врачу, если вас что-то беспокоит. Своевременность может спасти вам жизнь.

«Например, у меня во время беременностей болела спина. И, казалось бы, а у кого из будущих мам она не болит? И тем не менее, возможно, если бы я обратила внимание на это еще тогда, то узнала бы о своем диагнозе раньше».

На сегодняшний день врачи, к сожалению, не могут дать ответ, врожденное у меня заболевание или приобретенное, так как мы узнали обо всем поздно — уже после перелома. Вообще остеопороз, остеохондроз проявляется у людей годам к шестидесяти, то есть это возрастное заболевание, но исключения случаются. Мне в последнее время пишет немало молоденьких девушек, страдающих остеопорозом. Возрастной ценз очень сильно снизился. Поэтому, когда наши дети немного подрастут, мы с мужем решили отправить их на обследование, чтобы снять все опасения.

Два сыночка, нужна лапочка дочка

Я мечтаю стать мамой в третий раз, что в нынешних реалиях, как вы можете догадаться, мне противопоказано. Есть страх, что я — в прямом смысле — могу сломаться, потому что во время беременности кальций из костей вымывается. Российские врачи рожать мне запрещают. Немецкие специалисты менее категоричны, они говорят: «Вы можете забеременеть и даже родить самостоятельно, но вы должны быть готовы к тому, что состояние костей ухудшится еще сильнее, и мы ничем не сможем вам помочь». Понятно, что всю ответственность и риски они также перекладывают на меня. Но я готова рискнуть, потому что очень этого хочу и настроена позитивно. Да и Ян то и дело спрашивает, когда у него появится сестренка.

«Думаю, на данный момент меня сдерживает супруг — он очень переживает за мое здоровье».

Более того, у нас с мужем разные резус-факторы, поэтому в беременность существует опасность резус-конфликта. Тем не менее вера и надежда меня не покидают. Для себя я решила, что этот год посвящу своему здоровью, буду прислушиваться к себе и если пойму, что готова, все случится. Если же мы так и не решимся, у нас все равно будет ребенок. Возможно, приемный. Но я понимаю, что к этому шагу надо тщательно готовиться. Я всегда мечтала о большой семье, говорила: «Четверых рожу, а пятого возьмем из детского дома».

Если на сегодняшний день представить мою жизнь в виде диаграммы, то у меня все хорошо. С супругом прекрасные отношения, дети счастливы, на работе полный порядок, абсолютная финансовая стабильность. Подводит только здоровье, хотя и этот пункт отражается лишь в медицинской карте. Я привыкла жить со своим диагнозом, не опустила рук и на все смотрю с позитивом. Я верю, что не скорчусь к 40 годам, как мне предсказывают врачи, а наоборот, буду цвести и пахнуть.

«На мой взгляд, оставаться на позитиве — это самое важное в любой жизненной ситуации».

Если бы я близко к сердцу воспринимала все, что мне говорят, слушала, кто меня жалеет или ругает, жалела себя, то можно было бы уже сойти с ума. Важен личный настрой. Я по-прежнему слушаю мнение врачей, но многое фильтрую. Например, отмечаю, что с 2016 года стала только краше и не собираюсь скрючиваться. Мой совет: цепляйтесь за хорошее, доброе, позитивное и именно с этим настроем идите по жизни.

Это моя история, она такая. Я стараюсь мотивировать людей, вдохновлять их и на своем примере показать, как важно обследоваться и прислушиваться к своему организму. Но я не врач, поэтому не даю указаний, какие лекарства пить, какие анализы делать и какие клиники выбирать. Я не имею на это права.

  • Ирина Акопян
    12310
    Ирина Акопян уверена, что самое важное в жизни — смотреть на все с позитивом

Просто помните о своем здоровье и о том, что оно у вас одно. Сколько бы вам ни было лет, не относитесь ко всему халатно. Я рекомендую изредка сдавать хотя бы общий анализ крови. Казалось бы, такая мелочь, а между тем она может выявить самые разные нарушения в организме. Я раньше тоже не придавала этому значения, а теперь знаю, как это важно. Ведь кто знает: может быть, если я с самого начала относилась к себе бережнее и сдавала хоть какие-то анализы, то перелома позвоночника можно было избежать.