Он предложил брачный контракт? Без колебаний соглашайтесь…прочитать. Ведь что такая постановка вопроса означает? Что мужчина явно настроен очень серьезно, и вообще, привык дела делать на совесть. Что не исключает некую долю занудства и скаредности. Ну и ладно! А вам нужен эдакий тютя? Или беспечный ветрогон? Или мечтательный романтик? А? Правда, и такие типажи тоже теперь контракты уважают. Короче – «Да, милый»!

Согласившись, постарайтесь сосредоточиться, хотя б минут на десять. Невинно поморгайте, вздохните и сядьте читать. Понимаю, что штудировать тексты такого рода – это жуть. Но надо.

В чем фишка таких контрактов по российским законам? В том, что полет фантазии супругов и юристов при составлении этих документов жестко ограничен законодателем. Ни о детях, ни о кексе – сексе, ни о духовном ни-ни. Поэтому внимание! Установить алименты на детей нельзя – только отдельным соглашением! Решить, с кем из родителей будут проживать дети, при этом будет ли участвовать в их судьбе второй родитель – тоже табу, и тоже можно отдельным документом! Строго говоря, нельзя ничего, что касалось бы третьих лиц, — «а давай ты будешь содержать мою маму, она любит тебя, как сына!» — не пройдет. Также под запретом регулирование личных неимущественных отношений между супругами. Сюда попадают и хрестоматийные предметы препирательств между супругами (график выгула домашних питомцев, выноса помойного ведра и прочие важнейшие вопросы организации семейного быта) и попытки материально наказать супруга за измену.

Фи, как скучно…Если все это нельзя, то что же можно? Только то, что касается имущества. Семейный кодекс устанавливает законный режим имущества супругов – режим общности. Что это означает? Что все, заработанное супругами во время брака, поступает в совместную собственность: и его миллионные дивиденды (ну давайте помечтаем!), и Ваша студенческая стипендия. Все, что приобрели в браке, тоже в общий котел, даже если записали дом, квартиру, автомобиль имя одного из супругов. Правда, закон говорит и о личном имуществе мужа и жены. К нему относится все то, что каждый из них успел нажить до заключения брака, то, что получил в награду за особые заслуги (Нобелевскую премию, например, ну или олимпийскую медаль) или по безвозмездным сделкам (скажем, в подарок от щедрого друга, в наследство от любимой бабушки или в результате бесплатной приватизации от одновременно щедрого и любимого государства). Сюда же относят и предметы личного пользования, за исключением предметов роскоши. Что сие такое, роскошь эта самая, определить совсем не просто. Обычно используется так называемый объективно-субъективный критерий. Т.е. стереотипные представления о «дорого-богато» в сочетании с особенностями быта конкретной семьи – ну, «кому жемчуг мелок, а кому…» — сами знаете.

Кстати, если в период брака в личное имущество супругов были внесены существенные улучшения, такое имущество также может быть отправлено в тот самый общий котел. Вот, была у Вас квартирка, ну, та, от родного государства которая; убитая такая, с махонькой кухонькой и плесенью на потолке. Вышли Вы замуж удачно – муж хозяйственный, энергичный. Бодро оформил разрешение на перепланировку, организовал грандиозный ремонт с заменой коммуникаций и переносом перегородок, и – «Вуаля!» — может также мчаться в суд и требовать признания квартирки общей. Лайфхак – если квартира изначально была мужняя, Вы можете попробовать ту же схему.

Главная же идея законного режима заключается в том, что при разделе совместного имущества (кстати, при этом совершенно не обязательно разводиться), все это делится пополам.

И, надо сказать, все большему количеству мужчин – добытчиков такой подход законодателя кажется вопиюще несправедливым, воплощающим в себе пережитки советских правовых норм (кстати, если основная добытчица – женщина, ей это тоже не нравится). Специально для таких господ с обостренным чувством справедливости Семейный кодекс предоставляет возможность заменить законный режим договорным. Супруги могут полностью отказаться от общности имущества, установив режим раздельной собственности. Или разделить в долях все имущество, какие-то его виды или отдельные объекты, например, только квартиру…

Выше мы решили, что нужно соглашаться почитать. Ну да. А вот на что соглашаться – отдельная тема. Проще идти методом от противного – с чем мириться нельзя.

Вариант 1: если этот жмот беззастенчиво пишет, что в случае развода Вы не можете претендовать ни на что. Если так, то…в космос его! Жадюга. Хотя именно в данном варианте Вы особо ничем не рискуете. Если даже такой брачный договор и пропустит нотариус (а без его удостоверения никак не обойтись), то в суде Вы легко признаете его недействительным, поскольку одна из сторон (а это Вы) оказывается, по условиям договора в крайне невыгодном положении. И что после этого произойдет, уже догадались? Правильно, восстановится законный режим имущества супругов с его эгалитарным «все пополам»! Однако, маловероятно, что Вы столкнетесь с такой прямолинейной наглостью. Скорее всего, попытка лишить Вас того, на что Вы могли бы рассчитывать по закону, будет осуществлена изящно и завуалированно.

Еще вариант 2: Если по этому договору права на владение имуществом являются раздельными. Не буду тут вдаваться в детали, но суть такова: если у него, жениха, уже есть неплохое состояние, а ц Вас только Ваша красота, то в случае развода Вас опять ждет вариант !. Ну, и пусть отправляется он тогда…ну, туда же.

Теперь о том, как данный вопрос решают приличные люди.

Вот, к примеру, Майкл Дуглас – Кэтрин Зета-Джонс. По договору, в случае развода он отстегивает ей 2 млн долларов. Скромно, скажете? Ну, она тоже дама не очень бедная. Я бы сказала, решили по-человечески. Там у них, правда, есть более строгий пунктик. В случае доказанной измены одного из супругов, ему придется раскошелиться на пять млн долларов. Поясняю: для Майкла и Кэтрин это примерно как для нас 5 тыс. рублей. Но все же дисциплинирует, как-то держит. Они, кстати, не развелись еще.

Далее. Бред Питт – Анджелина Джоли. Все четко и тоже по-человечески. В случае развода общие 320 млн (не рублей) делят в соотношении- ему – 176, ей – 144. Почему ей столько, а ему столько? Не спрашивайте. Думаю, там какой-то интимный нюанс. Очень интимный. Кстати, так после развода и поделили. Молодцы.

Еще. Том Круз – Кэти Холмс. Вот тут самое пикантное. Тому Крузу его юристы сварганили сказочный контракт. Из более чем 800 пунктов. Думаю, Кэти пока читала, несколько раз вскакивала, всхлипывала, билась немного головой о стену, но потом снова садилась читать. Бедная девочка. Хотя почему бедная…По договору ей запрещалось отпускать какие-либо шутки по поводу гомосексуализма (1), поддерживать все ритуалы сайентологии и соблюдать законы Галактической Федерации планет (2), предписывалось проходить ежегодный тест на наркоту (3), запрещалось плакать и устраивать мужу скандалы (4), ну, и так далее… Ага. Вы уже начали прикидывать, и ка она только вытянула эти пять с лишним лет? А вот так: 205-й (или какой-то другой) пункт гласил, что Кэти огребала по 3 млн долларов за каждый год супружеской жизни с Томом. Ну, она дождалась устраивающую ее сумму и упорхнула. Вам все еще жаль бедную Кэти?…Бедную?

Впрочем, у нас же ничего такого в договорах прописывать нельзя.

Зато мы вспомнили о Кэти. Она сейчас за новым мужем, и, кажется, счастлива (интересно, есть ли у них контракт?)

А кстати, почему это брачный договор у нас часто считают защитником состояний богатеньких толстосумов – мужчин? Состоятельных тетушек он защищает тоже. Вот Клаудиа Шиффер, умница – красавица. Решила выйти замуж за простого (ну, в общем, простого) парня Тима Джефри. И всего-то прописала в договоре, что он (будущий муж) будет вправе пользоваться только самостоятельно заработанными деньгами. То есть, не быть жиголо. Том обиделся и расторг помолвку. Он-то уже настроился, составил список первых покупок, самого необходимого…Как Лагутенко пел: «Завтра мы пойдем тратить все твои деньги вместе». Не вышло. Ну, бывает. Говорят, Клаудиа сильно плакала. Но договор не изменила.

Ей простительно. А Вашему будущему супругу, ежели он попробует такое прописать в договоре (будем считать, вариант 3) – мы укажем… Ну, помните куда?

Ладно, теперь серьезно. Если все в договоре Вас, в принципе, устраивает, означает ли это, что Вы и Ваш избранник оградили себя от судебного разбирательства? К сожалению, нет. Яна Рудковская – Виктор Батурин. Вот образцовая когда-то семейная пара. По договору, он обязался выплатить ей в случае развода 5 млн не рублей. Плюс все права на заключение контракта с Димой Беланом. Обязался и выплатил. И права передал. Правда, Яна сочла, что выплатил недостаточно. И началась долгая тяжба. То есть брачный договор от судов на все 100% все же не спасает.

А то, что потом была у них сложная ситуация с детьми, то по нашему закону, в брачном договоре об этом нельзя. Но я об этом выше, кажется, уже говорила…

Короче, девочки, соглашайтесь, кивайте, размышляйте и внимательно читайте этот подлый договор – если, конечно, осилите большой текст с умными словами. Или пусть вам его кто-то прочитает и прокомментирует, например, юрист. У Вас еще будет время подумать: договор не вступит в силу, пока он не будет удостоверен нотариусом. А если Вы еще невеста, то, чтобы договор заработал, Вам нужно официально зарегистрировать брак. Так что готовьтесь к свадьбе и о плохом не думайте. Воодушевляйтесь примерами тех, кто прожил вместе долгую и счастливую семейную жизнь. Наверное, она такой получилась не потому, что у счастливчиков не было брачного контракта…

Фото: https://pixabay.com/ru/