30-летний обер-лейтенант Отто Адам, оказавшийся на нашей земле вместе с армией оккупантов, вряд ли представлял, какой поворот совершит его судьба. Woman.ru расскажет историю любви, которая превратила немецкого офицера в предателя для своей родины и героя — для нашей.
Отто Адам и Мария Васильева встретились во время войны и полюбили друг друга

Великая Отечественная война 1941-1945 годов стала одной из самых страшных страниц в истории нашего государства. Миллионы погибших, сотни тысяч пропавших без вести, сирот и вдов. Однако даже в этом аду люди умудрялись находить любовь.

«Изменщица»

В оккупированном городе Рыльске (Курская область) немецкий обер-лейтенант Отто Адам служил начальником оружейного склада. В 1941 году офицер познакомился с 18-летней Марией Васильевой. Она работала переводчицей в немецкой комендатуре. Судя по архивным снимкам, девушка была красавицей: тонкие черты лица, белокурые волосы, очаровательная улыбка. Особенно Отто удивляло то, что она продолжала работать в комендатуре, несмотря на то, что ее ненавидел, казалось, весь город. Даже родная мать не разговаривала с Васильевой за то, что та работала на немцев. Когда обер-лейтенант начал ухаживать за Марией, ситуация только усугубилась.

Жители Рыльска, проклинавшие Васильеву, понятия не имели, что в комендатуру она попала по заданию партизан и нашим отрядам сопротивления помогала гораздо больше, чем немцам, переводя их указания. Мария добывала ценную информацию о передвижении войск и снабжала партизан боеприпасами.

Адам, в отличие от знакомых и друзей Васильевой, о ее тайной деятельности узнал довольно быстро. Вместо того, чтобы сдать девушку, он… сам начал ей помогать. Во-первых, потому что влюбился, а во-вторых, из-за того, что не верил в гитлеровский режим.

Отношения с Марией дали немецкому офицеру силы, которых у него почти не осталось после того, как он своими глазами увидел несколько концлагерей и все в них происходящее.

Васильева, конечно, не знала о том, что в Германии у Адама были жена и дочь. По большому счету, тогда это было неважно. Немец и русская девушка не знали, сколько им отведено.

В подполье

На окраине Рыльска росло дерево с широким дуплом, куда Мария закладывала важные документы (информацию о передвижении войск и боеприпасов, списки угоняемых на работы в Германию) и даже динамит, вынесенный из комендатуры при помощи Отто в сумке под русско-немецким словарем. Адам помогал чем мог и даже приглашал на свидания в немецкий офицерский клуб, зная, что, подвыпив, коллеги становятся очень словоохотливы и часто раскрывают военные секреты. Провожая Марию домой, Отто «случайно» оставлял в ее дворе оружие и боеприпасы.

Поговаривают, однажды Васильеву едва не раскрыли, но Адам вовремя стер с магнитофонной пленки все записи, компрометирующие девушку.

Многие советские женщины помогали партизанам, и Мария была в их числе

Многие советские женщины помогали партизанам, и Мария была в их числе

Окончания этой войны эти двое очень ждали. У каждого были свои планы. Васильева хотела отправиться в Москву и выучиться на врача, а ее возлюбленный планировал строить мосты. Так же, как его отец. Один из бывших партизан, знавших пару, рассказывал, что они мечтали о троих детях, и чтобы все непременно были мальчиками, первенца хотели назвать Отто.

Скоро немцы начали замечать регулярные исчезновения боеприпасов. Мария и Отто понимали, что ситуация выходит из-под контроля. Молодую разведчицу поймал с поличным комендант, который уже некоторое время подозревал ее в антифашистской деятельности. Он приказал Адаму сопроводить Васильеву в штаб гестапо для ареста и допроса. Однако мужчина не мог допустить смерти своей возлюбленной и решился на отчаянный шаг. Он убил собственного командира, забрал девушку, и они вместе сбежали в леса, где вступили в партизанский отряд Афанасия Синегубова. Тот принял беглецов, благодаря которым были спасены сотни, если не тысячи жизней.

Свой среди чужих, чужой среди своих — в этой непростой ситуации оказался Отто, который пожертвовал всем ради любимой женщины.

Партизанское командование велело Синегубову убить Адама, в то же время старшие немецкие офицеры назначили за его голову внушительную награду в 15 тысяч рейхсмарок. На этот раз за Отто вступилась Мария. Она заверила командира отряда, что ее любимый всегда был против гитлеровского режима и поддерживал идеи коммунистов.

Это была чистая правда. У себя на родине Отто не успел вступить в компартию, как его дядя, потому что началась война. Партизаны выяснили, что родственник Адама оказался в концлагере из-за своих политических взглядов. Поэтому немец стал своим в рядах сопротивления. «Отто тоже был обыкновенный человек. Только тем он и выделялся, что совсем не говорил по-русски, но вообще из партизан — не выделялся. Носил шапку-ушанку, курил самокрутки с ядреной махоркой», — вспоминал об Адаме Владимир Голованов, бывший в том же отряде.

Некуда бежать

Несмотря на угрозы разоблачения, Отто и Мария ездили по ближайшим деревням и собирали информацию о передвижениях немецких войск. Для Адама это было куда проще, чем для Васильевой, которая хоть и знала язык, но не могла говорить на нем с такой простотой.

Отто и Мария вдохновили своим примером многих. И многих спасли

Отто и Мария вдохновили своим примером многих. И многих спасли

Весной 1943 года немецкое командование бросило крупные силы на ликвидацию партизанского отряда, членами которого были Мария и Отто. Шли ожесточенные бои. «Отряд загнали в лес, бой шел целый день, уходить было некуда — половодье. Река Сейм разлилась и затопила все низины. Отступать пришлось через болота, покрытые коркой льда из-за ударивших небольших морозов. Проваливаясь сквозь лед, по пояс брели в холодной воде», — вспоминал Голованов. В бою мужчину ранили, но Адам вынес его из огня и тащил по ледяному болоту. Тогда Владимир видел Отто в последний раз. Немец оставил его в одной из ближайших деревень, а спустя две недели Голованов узнал о его смерти.

Трагический финал

В марте 1943-го неподалеку от села Званное Глушковского района Курской области Мария и Отто были захвачены немецким карательным отрядом. Фашисты несколько месяцев разыскивали перебежчика и его возлюбленную. За голову Адама была назначена крупная награда, но получить ее можно было, только если привести Отто живым.

Что произошло на самом деле, никто до сих пор не знает, но сельские жители в один голос твердят, что Адам прижал голову Васильевой к своей и выстрелил себе в висок.

Судя по всему, мужчина попросту боялся того, что с его возлюбленной и с ним могут сделать в гестапо. Отто прекрасно знал о страшных пытках, к которым прибегали эсэсовцы, и не хотел, чтобы Мария страдала.

Даже смерть не разлучит

Спустя несколько недель мама Васильевой нашла их тела там же, где их оставили немцы. Марию и Отто похоронили вместе в Глушково. В местном музее их трагической истории любви посвящена экспозиция, а вскоре после окончания войны была написана и поставлена пьеса «На Курской дуге». Драматург и исследователь Олег Васильев не только увековечил память о подвиге Васильевой и Адама, но даже разыскал отца и мать немецкого офицера.

Немцы регулярно брали партизан в плен и жестоко пытали их вне зависимости от пола

Немцы регулярно брали партизан в плен и жестоко пытали их вне зависимости от пола

В 1960-х он нашел фотокарточку родителей, которую Отто предусмотрительно оставил в партизанском штабе, отправляясь на свое последнее задание. Олег Васильев отправил снимок в одну из газет ГДР и, к собственному удивлению, получил ответ.

Вечная память

Фрау Адам и ее муж были уверены, что Отто пропал без вести. Вскоре с немкой связалась мама Марии и пригласила ее вместе с супругом в гости. По слухам, Адамы побывали на могиле сына несколько раз. Вернувшись в Берлин, безутешные родители поставили рядом с фамильным склепом памятник из белого мрамора. Хрупкая девушка с длинными косами положила голову на плечо мужчины. Одной рукой она обняла возлюбленного, а другой крепко сжала гранату с выдернутой чекой. «Светлой любви Маши Васильевой и Отто Адама. 1941–1943», — выгравировано на бронзовой доске.

Сейчас читают